Сборник самых лучших фанфиков по Яою
Ищем сотрудников
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Сборник самых лучших фанфиков по ЯоюПерейти на страницу: 1 | 2 | 3 | следующуюСледующая »


 
Запись только для зарегистрированных пользователей.
четверг, 7 марта 2013 г.
fsocial 18:13:39
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Благословение смертью fsocial 17:44:43
Автор: Эсси Эргана
Пейринг: Гарри/Драко, намек на слэш
Рейтинг: PG13
Жанр: Angst.
Краткое содержание: Драко мертв. Но сможет ли Гарри простить себе его смерть?..
Дисклеймер: Без претензий. Чужого нам не надо :)­
Размещение: Если вы хотите разместить фик на своем сайте, свяжитесь, пожалуйста, со мной.



Подробнее…

Он стоял, упираясь ладонями в подоконник и склонив голову. Я знал, что он плачет. Я боялся подойти, потому что не был уверен в том, что должен ему сказать. Меня всегда считали кем-то вроде мудреца, знающего ответы на все вопросы. Но Гарри был для меня глубочайшей загадкой, его мысли были темным омутом, его сердце - ледяным огнем. Мальчик, рожденный, чтобы быть единственным и великим. Мальчик, рожденный, чтобы быть одиноким и печальным. Судьбу не изменишь. Прошлого не воскресишь. Многие из нас тогда познали боль и смерть, но чувствовать это так сильно было дано только Гарри. Я понимал это. Но я не знал, как уберечь его. Я не знал, как ему помочь.
Ужасно сознавать собственное бессилие!
Его плечи едва заметно дрожали…
Я не мог просто стоять и молчать.
- Гарри…
Он не ответил.
- Гарри, ты не должен так…
Я не мог подобрать слов. Всегда мог. Но не сейчас.
- Подумай о другом. Твоя жизнь продолжается. Гарри, что произошло, то произошло. Этого уже не изменишь. Тебе нужно просто пройти через это…
Он поднял голову и повернулся ко мне. На мгновение мне показалось, что это хороший знак, что ему лучше. Но достаточно было увидеть его глаза, чтобы понять: он на грани… Вымученный взгляд, которым он одарил меня, прожигал сердце насквозь. Знал ли он, как страшно смотреть в глаза пятнадцатилетнего мальчика и видеть в них вековую мудрость?
- Я прохожу через что-то всю жизнь, профессор, - тихо ответил он. - Я привык к этому. Просто иногда мне тоже хочется остановиться. И я почти завидую ему, потому что он наконец обрел счастье.
- Гарри! - воскликнул я, не удержавшись, услышав такие слова. - Ты не должен так говорить! У каждого из нас свой путь, подчас очень трудный, как у тебя. Но нельзя же сдаваться из-за минутного отчаяния!
Мне очень хотелось подойти и встряхнуть его, но взгляд, которым он на меня смотрел, создавал непреодолимый барьер между нами. Я чувствовал, что говорю бессмысленные в данной ситуации слова. Но я никогда еще не ощущал себя таким потерянным… Может, даже более потерянным, чем он…
- У меня не осталось сил на отчаяние, - грустно улыбнулся он. - И мне сейчас хочется понять только одно: почему? Почему мы были обречены на это? Вот только вряд ли вы мне ответите на этот вопрос. Я даже не уверен, что ответ вообще существует.
По его щекам сбегали слезы, но он не замечал их и говорил довольно спокойно. Мне было страшно от его силы и неверия.
- Это не было неизбежным, Гарри, - ответил я. - Но наши прошлые решения определяют будущие события. Он сам выбрал свой конец.
- А может, его выбрал я? - так легко и просто спросил он. - Думаю, конец определяет убийца, а не жертва.
- Ты не убийца, Гарри, - жестко сказал я. - Никогда не думай так. Он был не только твоим врагом, он был врагом всего хорошего и доброго в мире.
Он вновь отвернулся от меня. Я смотрел, как заходящее солнце золотом блестит на его взъерошенных волосах… как он пытается полной грудью вдохнуть прохладный вечерний воздух… как его правая рука сжимается в кулак, заставляя кожу на костяшках пальцев бледнеть… И я с одновременным удивлением и ужасом заметил, как сильно тогда он был похож Драко - того Драко, которого я видел в маленькой и темной комнате здесь, в Хогвартсе… Драко, ожидавшего заключения в Азкабан… Драко, ожидавшего прихода дементоров… Драко за несколько минут до смерти…
- Я никогда не думал об этом, - наконец ответил Гарри. - Все считали нас врагами, и это действительно было так. Мы стояли по разные стороны и постоянно причиняли друг другу боль. И вот сегодня я сделал то, чего он по-настоящему хотел. Я знаю… Поцелуй дементора. Страшнее ничего не может быть… Я бы никогда не простил себе, если бы позволил… Но мои руки в крови. Вот это было неизбежно, профессор Дамблдор.
- Так ты знал, что дементорам было приказано применить к Драко поцелуй? - потрясенно спросил я. Это было закрытой информацией. Люди могли начать возмущаться, если бы узнали, что к пятнадцатилетнему мальчику был применен поцелуй дементора. Нужно было избежать этого.
Гарри пожал плечами, всё еще стоя спиной ко мне.
- Он совершил слишком много преступлений. Он убивал… Я знал, что для Малфоев больше не будут делать исключение. Даже для Драко…
- Так значит…
- Кинжал входит в тело так легко, профессор… Тебе даже почти не надо прикладывать усилий… Если только глаза могут видеть, а сердце не перестает биться. Но я еще не ослеп и могу дышать. Значит, я хорошо убиваю…
Было трудно ему отвечать. Порой Гарри вел себя как обычный мальчишка, и в такие моменты мне даже не верилось, что это об его огромную силу разбилось волшебство Волдеморта - теперь уже дважды. Лишь шрам на лбу был вечным напоминанием о его миссии. Но иногда Гарри говорил такие вещи, от которых меня начинала бить дрожь. Даже в свои годы я все еще не понимал, как он может всё это выносить…
- Знаю, вы не понимаете меня, - продолжил Гарри, словно читая мои мысли. - Едва ли на земле найдется человек, способный на это. А я так устал от одиночества!
- Ты не одинок, Гарри, - мягко ответил я. - У тебя прекрасные друзья.
- Да… - его голос дрогнул. - Но иногда враги бывают ближе, чем друзья.
О Мерлин, неужели между ними и вправду было нечто большее, чем просто сильная вражда?
- Он понимал меня, - вновь словно ответил на мои мысли Гарри. - Только он. Конечно, мы с ним и разговаривали-то мало. В основном ругались. Но я знал, что он понимает меня, как никто другой.
Я промолчал. Слова Гарри были для меня неожиданным откровением. Если бы он хотя бы раз сказал об этом раньше… Он не должен был так страдать. Он так много отдал всем нам, а что мы дали ему взамен? В его глазах только боль. Его сердце разрывалось… Почему, почему я тогда не заметил кинжал, спрятанный в складках его мантии?
- Что я мог сделать еще, профессор? - он внезапно посмотрел на меня с такой мольбой в глазах. - Если бы я только остановил всё это тогда!..
Мне так хотелось утешить его, дать ему спасительную ниточку, по которой он смог бы ускользнуть от жестоких самообвинений.
- Драко никогда не видел для себя иного. Вряд ли ты знал, но шляпа предлагала ему Гриффиндор - так же, как и тебе Слизерин. Ты ведь заметил, что между вами, несмотря ни на что, много общего. Но я полагаю, Драко был так уверен в своем пути, что он даже не услышал ее. Ты сделал свой выбор, он - свой. И хотя, возможно, ваши решения были скорее интуитивными, чем осознанными, ваши пути должны были разойтись. Но всё же Драко не был обречен, Гарри. Это был его выбор. Ты должен это понять и смириться.
- Вы почти правы, профессор, - грустно улыбнулся Гарри, поднимая голову и вновь смотря мне прямо в глаза. - Он сделал свой выбор, потому что был обречен его сделать. Мы оба были обречены…
***
Когда он ушел из Хогвартса, я не стал останавливать его. Я знал, что это бесполезно. Часть его умерла, а против смерти даже волшебство бессильно. Гарри всегда боялся воспоминаний. Увы, у него их было слишком много.
Дни начинаются и заканчиваются. На смену им приходят звездные ночи. Я сижу вечерами в своем кабинете и подолгу смотрю на заходящее солнце. Когда его лучи касаются подоконника, мне кажется, что очертания знакомого силуэта проступают в воздухе. Пятнадцатилетний мальчик, устало склонивший голову. Я не вижу его лица, черная мантия скрывает фигуру. Но под дуновением легкого ветерка развеваются волосы. Иногда они черные. Иногда - светлые… И тогда мне думается, что именно в таких видениях нам и раскрываются тайны самых прекрасных сердец.

С тех пор я так ни разу и не видел Гарри Поттера. Говорили, что он отправился в далекое путешествие, и вряд ли вернется. Он никогда не странствовал. Возможно, сейчас его душа в этом неистово нуждалась. Но я всё еще надеюсь, что однажды он найдет то место на земле, где он будет по-настоящему счастлив. Гарри заслужил это. Как никто другой.


Эпилог

- В воздухе сегодня как будто звенит волшебство. Ты это тоже слышишь, Гарри?
- Да…
- Ты пришел, чтобы отпустить меня, правда? Всё кончено. Твой враг побежден. Я больше здесь не нужен. Ты ведь подаришь мне свободу, правда?
- Я не смогу…
- Ты единственный, кто сможет. Ты же принес кинжал, так?
- Да…
- Как хорошо! Значит, я буду спасен.


- Прости…
Шепот.
- Ты подарил мне то, что не мог подарить никто. Спасибо за твое благословение… Оно станет моей свободой.
- Смертью…
- Некоторых можно благословить только так…
- Ты уходишь…
Улыбка.
- Я буду ждать, пока ты тоже не найдешь свои крылья…


Категории: Гарри, Гарри поттер, Драко
Прoкoммeнтировaть
Зыбучие пески fsocial 17:42:23
Автор: daylight shadow
Перевод: Эсси Эргана
Пейринг: Гарри/Драко
Рейтинг: R
Жанр: Angst.
Краткое содержание: "Я не могу иметь тебя в моей жизни и одновременно победить Волдеморта..."
Дисклеймер: Никто ни на что не претендует.
Размещение: Если вы хотите разместить фик на своем сайте, свяжитесь, пожалуйста, с переводчиком.
Переводится с разрешения автора.


Подробнее…

Гарри проснулся от неизвестного шума. Было такое ощущение, словно кто-то бросал мелкие камушки в его окно.
- Какого черта? - он с трудом разлепил глаза - ровно настолько, чтобы рассмотреть незваного гостя. Это была сова - поправка: это была очень недовольная сова - с конвертом, привязанным к лапке. Тихо ругаясь, Гарри освободился от объятий спящего любовника и сел. Потерев глаза ладонями, он подошел к окну и резко открыл его, едва не задев при этом сову. Он слишком быстро схватил пергамент, в спешке слегка повредив лапку посланницы. Сова негодующе ухнула и улетела, перед этим сильно ущипнув Гарри за пальцы.
- Ой! - Гарри свирепо посмотрел вслед удаляющейся птице, одновременно вскрывая конверт и закрывая локтем окно. Он быстро проглядел письмо, которое держал в руках. Его глаза расширялись с каждым прочитанным словом. Теперь он полностью проснулся.
Гарри подобрал небрежно брошенную на пол мантию - хорошо еще, что статус старосты, полученный им на пятом курсе, сохранился и на шестом. У Гарри была своя собственная кровать и ванная, и не было живших с ним вместе ребят, которых он бы беспокоил своими частыми приходами и уходами посреди ночи с тех пор, как началась война. Другой плюс статуса старосты, думал Гарри одевая мантию, заключался в возможности уединиться ото всех. Отдельная спальня позволяла ему проводить время со своим возлюбленным.
- Гарри? - послышалось сонное бормотание из постели. Гарри нежно улыбнулся, увидев очертания белокурой головы, показавшейся из-под одеял. Он сел на край кровати и наклонился, чтобы прошептать на ухо возлюбленному:
- Я скоро вернусь, Драко. Спи, - он запечатлел нежный поцелуй на макушке Драко и убрал непослушный локон с безмятежного лица. Драко кивнул, его серебряные глаза, только что блестевшие в темноте, снова закрылись. Гарри тихо вышел из комнаты, стараясь не создавать лишнего шума, и направился в кабинет Дамблдора.
____________________________


По дороге Гарри размышлял над причинами, которые могли заставить Дамблдора вызвать его к себе в такой час. Это не могло касаться их отношений с Драко: они были вместе уже немногим больше года, начав встречаться еще на пятом курсе. Он и Драко никогда особенно не скрывали своих отношений.
Напряжение и вина, испытываемые после возрождения Волдеморта и смерти Седрика, заставили Гарри вызвать Драко на дуэль волшебников в первый же день в школе после того, как блондин случайно налетел на него в коридоре. Гарри искал кого-то или что-то, на чем можно было выместить ярость, и Драко являлся идеальной кандидатурой: сын пресловутого Пожирателя Смерти. Однако события в ту ночь развернулись совсем не так, как ожидал Гарри. Гарри взял с собой мантию-невидимку, планируя неожиданную атаку на Драко. Теперь он уже был далек от честной игры. После того, как он видел смерть Седрика, Гарри понял, что он никогда не победит, если будет играть по-честному. Единственным способом победить Волдеморта было сражаться по его же правилам. И Гарри был готов проверить свою новую теорию на Драко.
Услышав скрип двери, Гарри вытащил палочку из кармана и послал в Драко заклятие Петрификус Тоталус, как только тот вошел в комнату. С глухим стуком Драко упал на пол. Гарри сбросил мантию и отшвырнул палочку в сторону. Он решил, что на сегодняшней дуэли будет пользоваться только своими кулаками. Уже случившегося было ему недостаточно, чтобы выплеснуть весь гнев: он хотел ощутить, как его собственный кулак впечатывается в тело Драко. Ему нужно было ощущать что-то физически - ему нужен был контакт, чтобы быть уверенным в том, что это именно он ответственен за боль, которую испытывал слизеринец. Но когда Гарри посмотрел вниз на Драко, обездвиженно лежавшего на полу, он не почувствовал ни радости победы, ни вполне понятного гнева - только раздражение. Он был раздражен, поскольку в глазах Драко читался не страх, а шок, который сменился недовольством и скукой несколькими минутами позже. Блондин смеялся над его местью! В ярости, Гарри сел Драко на живот, выкрикивая ругательства прямо ему в лицо и подтверждая слова ударами кулаков в грудь блондина. Гарри сделал паузу, чтобы перевести дыхание, и внезапно обратил внимание на стройное тело под собой. Тонкие очертания тела юного Малфоя прекрасно гармонировали с телом Гарри. С того момента Гарри практически ничего не помнил, за исключением расплывчатого воспоминания о том, как он прошептал "Фините Инкантантем", чтобы освободить тело Драко от связывавшего заклятия, а затем прикоснулся губами к мягким и сладким губам Драко. И о том, с каким энтузиазмом Драко ответил на поцелуй.
Впрочем, было еще кое-что, что осталось в памяти совершенно ясным: признание Драко в страхе перед Волдемортом и его отказ присоединиться к темному кругу - то есть отказ от того, что было предначертано ему от рождения. К своему большому удивлению, Гарри понял, что всё это отнюдь не шокировало его. Он лишь почувствовал облегчение и радость, вместо подозрений и сомнений. Любовь настигла Гарри внезапно и без предупреждения, пожирая его в круговороте незнакомых эмоций. Он стал человеком, попавшим в зыбучие пески, все больше и больше влюбляясь с каждой секундой.
Они ухитрились оставаться вместе несмотря на молчаливое обвинение в предательстве, исходившее от Гермионы, возмущенные крики Рона, бесконечные вопросы Дамблдора и ужасный гнев Люциуса Малфоя. Это лишь подтвердило старую поговорку "Любовь преодолевает все преграды" - ну или Гарри нравилось так думать.
____________________________


Гарри наконец достиг кабинета Дамблдора. Глубоко вздохнув, он сказал пароль (персиковый крем) и вошел.
- Доброе утро, Гарри, - с улыбкой приветствовал его директор, предлагая чашку чая и приглашая присесть в одно из кресел. Чашка с чаем по воздуху приплыла прямо в руки Гарри, и тот сел, с благодарностью кивнув.
Гарри сделал небольшой глоток чая, прежде чем задать свой первый вопрос:
- Я не хотел бы показаться грубым, сэр, но к чему всё это?
- Мы получили ценную информацию о Волдеморте и его последователях.
Гарри не ответил на это утверждение, а просто откинулся на спинку кресла, ожидая, пока старый волшебник продолжит: он знал, что паузы Дамблдора больше были предназначены для придания словам оттенка драматизма.
- Кажется, Волдеморт сейчас очень ослаб - спасибо зелью Северуса.
Два волшебника согласно помолчали несколько мгновений, вспоминая то, как Профессор Зелий погиб летом. Когда Волдеморт узнал, зелья, которые должны были вернуть его власть, систематически отравлялись Снейпом, он покончил со Снейпом с помощью убивающего заклятия. Единственным утешением для волшебного мира было то, что Снейп не страдал: это была мгновенная смерть. Прокашлявшись, Дамблдор продолжил:
- Убить Волдеморта довольно легко. Нам только нужен кто-то, кто связан с ним - ты, Гарри, - чтобы произнести заклятие, которое связано с ядом, сделанным Северусом.
Директор дал Гарри кусок пергамента, где было написано заклинание.
- Фините Вива. - Гарри посмотрел на директора. - А почему бы просто не использовать убивающее заклятие?
Дамблдор покачал головой.
- Однажды так он уже выжил, и мы не можем позволить, чтобы старания Северуса пошли насмарку.
Гарри кивнул, преодолевая мысленное бездействие.
- Мы засекли, где Волдеморт будет сегодня вечером. Но есть еще кое-что... - сказал Дамблдор.
- И что это?
- Волдеморт связан со своими сторонниками через Черную Метку. Уничтожив источник этой связи, мы уничтожим и всех тех, кто носит Черную Метку.
По лицу Гарри пробежало тень недоумения.
- А разве это не хорошо? Я думал, следующим пунктом нашего плана после победы над Волдемортом станет охота за всеми Пожирателями Смерти.
- Но ты уверен, что хочешь, чтобы на твоих руках оказались другие смерти? Одной более, чем достаточно.
- Я буду в порядке, сэр, - успокоил Гарри Дамблдора, а потом узнал у него, где будет находиться Волдеморт.
Гарри покинул кабинет легкими шагами, собираясь сообщить Драко хорошие новости. "Всё почти закончилось"
____________________________


После ухода Гарри, Драко задремал. Он пребывал где-то между реальностью и грезами, когда услышал приближение другой совы. Схватив волшебную палочку с ночного столика, он сказал "Абрио", чтобы открыть окно. Это была рыже-коричневая сова с Совятни. Она несла другую сову, которая, кажется, была без сознания.
- Спасибо, - сказал Драко рыжей сове, показывая ей место на столе, куда можно было положить вторую сову.
Он как раз пытался отвязать письмо от лапки совы, когда та открыла свой ониксовый черный глаз.
- Ты в порядке? - успел спросить Драко, прежде чем она резко расправила крылья. Облако голубой пыли окутало его. Последним, что запомнил Драко, прежде чем провалиться в головокружительный сон, была фигура в капюшоне, входившая внутрь через открытое окно.
____________________________


Когда Гарри вернулся в свою спальню, он сразу же почувствовал, что что-то не так. Дверь была неплотно закрыта, а в воздухе стоял резкий запах горелого мяса... Доставая палочку, Гарри осторожно вошел в комнату. К его облегчению, там не оказалось никого, и лишь Драко лежал на кровати, а лучи восходящего солнца играли на его прекрасной спине.
- Драко? - мягко позвал Гарри. Беспокойство мстительно вернулось, когда ответа не последовало.
- Драко? - он протянул дрожащую руку и перевернул Драко на спину. Изо рта Гарри вырвался стон, когда он увидел, что грудь Драко едва вздымается.
Гарри почувствовал, что его сердце остановилось, а живот судорожно сжался. Когда-то совершенная кожа предплечья Драко была изуродована Темной Меткой…
____________________________


Дамблдор был уже в больничном крыле, когда Гарри пришел туда с Драко на руках. Он попросил Гарри поговорить с ним, пока мадам Помфри заботилась о Драко.
- Мы засекли использование Черной Магии, - сказал Дамблдор.
- В самом деле? А я и не заметил! - злобно выкрикнул Гарри. Он понимал, что его ответ старому волшебнику был отнюдь не вежливым и не уважительным, но в тот момент он не мог об этом заботиться. Всё, о чем он мог думать, - это Драко. Его Драко.
- Гарри, я понимаю, что ты зол…
- Готов поспорить, что да, - фыркнул Гарри.
Дамблдор слегка нахмурился, недовольный поведением Гарри, но решил сейчас не обращать на это внимание.
- Я должен посоветовать тебе не совершать опрометчивых поступков.
- Опрометчивых поступков? Например? Сбежать, чтобы примкнуть к Волдеморту?
Директор побледнел от этих резких слов.
- Гарри…
Но его прервала мадам Помфри, которая сообщила, что Драко проснется через несколько часов.
- Его можно двигать? - спросил Гарри, полностью игнорируя Дамблдора.
Мадам Помфри посмотрела по очереди на каждого из двух мужчин, между которыми она стояла, прежде чем ответить.
- Ну, в общем-то да, но…
- Вы можете перенести его в мою комнату?
- Конечно, но…
- Спасибо. Я скоро вернусь. - И Гарри выбежал из комнаты прежде, чем Дамблдор или мадам Помфри смогли его остановить.
____________________________


Часом спустя Гарри встретился лицом к лицу с Волдемортом в кругу Пожирателей Смерти в маленькой лачуге неподалеку от Хогсмита.
- Гарри Поттер, - прошипел Темный Лорд.
- Заткнись. Нам надо поговорить. - Гарри окинул взглядом толпу Пожирателей, окружавшую их. - О Драко Малфое.
____________________________


Была почти полночь, когда Гарри возвратился в свою спальню. Драко, скрючившись, лежал на его кровати.
- Гарри? - голос Драко показался маленьким и слабым.
- Шшш, просто позволь мне обнять тебя, - Гарри забрался на кровать. Его руки скользнули вокруг стройного тела Драко. Он положил левую руку на грудь Драко, прямо на бьющееся сердце, словно ему нужно было доказательство того, что Драко действительно жив.
- Что случилось? Ты убил Волдеморта? - Драко насторожился и заволновался от нежелания Гарри говорить. - Ты ведь не убил его, правда? Иначе бы я не был жив. Дамблдор рассказал мне о Черной Метке.
- Ты ведь знаешь, что я люблю тебя, да? - спросил Гарри, словно не слышал предыдущих слов Драко.
- Конечно, - Драко был смущен, но всё равно ответил. - И я люблю тебя.
Чувствуя, что Гарри очень плохо, он положил голову ему на плечо и стал пальцами рисовать неизвестные символы на его руках.
- Что случилось?
- Я наказан за свою жадность. Я наказан за желание быть Гарри Поттером и Мальчиком-Который-Выжил.
Драко ничего не сказал, он молчанием утешал Гарри и ждал, пока тот продолжит.
- Я не могу иметь тебя в моей жизни и одновременно победить Волдеморта.
Последние слова были едва слышны, потому что Гарри поцеловал Драко в шею.
- Никто не говорил, что ты должен сделать это один, - Драко сжал его руку в подтверждение своих слов.
- Это будет слишком высокая цена.
- Я согласен заплатить любую цену, пока я с тобой.
Зеленые глаза встретились с серыми, и они смотрели друг на друга до тех пор, пока оба не пришли к пониманию.
- Ты уверен, что захочешь заплатить настолько высокую цену? - прошептал Гарри на ухо Драко.
- Да, - ответил Драко, и Гарри накрыл его рот страстным поцелуем.
И в темноте на руке Гарри горела зловещим зеленым светом Черная Метка - словно зеркальное отражение метки Драко.
____________________________


На следующее утро Гарри и Драко пришли в ту самую лачугу, где находился Волдеморт. Люциус Малфой, который ухмылялся с выражением полного триумфа на лице, проводил их в небольшой коттедж. Они не разнимали рук с тех пор, как покинули Хогвартс. Волдеморт сидел в высоком кресле в центре комнаты, окруженный своими сторонниками.
- Добро пожаловать, мистер Поттер, мистер Малфой. Новые члены нашего круга, - проскрежетал он.
- Мой лорд, мы с Драко чувствуем, что есть кое-что, о чем мы должны сказать вам, - Гарри сжал руку Драко и мягко подтолкнул его вперед.
- Говори.
- Это связано с Северусом Снейпом.
Вздохи и шепот Пожирателей стихли, когда Волдеморт поднял руку.
- И что же это?
- Это довольно просто. - Свободной рукой Драко скользнул в мантию Гарри и вытащил кусок пергамента. Он взмахнул бумагой перед Гарри, который достал свою палочку.
Гарри направил палочку прямо в грудь Волдеморту.
- Фините Вива.
Поток зеленого света вырвался из палочки Гарри и пронзил Волдеморта…
- Я люблю тебя, - Гарри заключил Драко в объятия и нежно поцеловал в губы, пока Волдеморт кричал в своей агонии.
- И я тоже тебя люблю, - Драко уронил пергамент, обхватил Гарри за шею и притянул к себе для нового поцелуя.
Гарри сжал руки крепче вокруг своего возлюбленного и сконцентрировался на губах Драко, вкусе Драко и всём, связанном с Драко, когда резкая боль пронзила его левую руку и начала распространяться к груди…
____________________________


Авроры нашли останки Волдеморта и его сторонников в маленькой лачуге неподалеку от Хогсмита. Среди тел были Гарри Поттер и Драко Малфой, лежащие в объятиях друг друга, их губы слились в последнем поцелуе. Черные Метки на их руках погасли…


Категории: Гарри, Гарри поттер, Драко
Прoкoммeнтировaть
fsocial 17:33:58
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Боль fsocial 17:31:12
Автор: Эсси Эргана
Пейринг: Гарри/Драко
Рейтинг: NC17
Жанр: PWP
Краткое содержание: Они дарят друг другу любовь и боль...
Дисклеймер: ни на каких героев, естественно не претендую. Кому принадлежали - пусть тому и принадлежат…
Размещение: Если вы хотите разместить фик на своем сайте, свяжитесь, пожалуйста, со мной.
Посвящается Моэри


Подробнее…


Я захожу в твою спальню. Одеяло отброшено в сторону, руки судорожно вцепились в шелковые простыни. Ты спишь… Твоя кожа поблескивает в лунном свете - на ней выступили крошечные капельки пота. Я знаю, тебе снится страшный сон - очередной кошмар из бесконечной череды ужасов, преследующих тебя все последние годы.
- Драко… - ты должен проснуться. - Мальчик мой…
Вздрагивает хрупкое тело. Распахиваются серые глаза. Испуганные. Почти потрясенные.
- Всё хорошо…
Я протягиваю руку и касаюсь твоих волос, убирая со лба непослушные пряди. Твое лицо влажное и теплое.
- Гарри? - ты облегченно вздыхаешь. - Гарри…
- Кошмар?
- Да… - ты привстаешь на кровати и почти падаешь ко мне на колени. - Я так устал… Ты не пришел…
Обнимаю тебя за плечи и легонько дышу тебе в ушко.
- Я просто хотел еще выпить чаю. Ты быстро заснул. Сегодня был трудный день, да?
Ты киваешь и всхлипываешь одновременно, уткнувшись носом мне в колени.
- Всегда…
- Что?
- …не могу спать спокойно, когда тебя нет… прости…
Внутри меня что-то сжимается от грусти и страха за него. Я знаю, что смогу защитить его от целого мира, если потребуется - но как мне уничтожить ту боль, что терзает его изнутри?
- Ну что ты… солнышко… не извиняйся, никогда, я должен был быть рядом, знаю, просто я не… всё будет хорошо, правда… обещаю…
Ты дрожишь, не смотришь на меня…
Осторожно беру в ладони твое лицо и заставляю тебя перевернуться на спину. Ты лежишь у меня на коленях, твои серебристые волосы растрепались, а глаза утонули в слезах. Почти не дыша, наклоняюсь и целую твои ресницы… Розовые губы, словно цветок, раскрываются мне навстречу в ожидании… Я знаю твой вкус… сладкий и нежный… провожу языком по контуру твоих губ, успокаивающе и дразняще одновременно.
Вздох.
- Гарри… почему я…
- Тшш… - накрываю пальцами его рот. - Не надо… Я люблю тебя…
Вокруг моей шеи обвиваются красивые руки. Я обнимаю тебя за талию и перекладываю на кровать… Губы касаются твоей щеки… Мой Драко… Как хочется вжаться в твое тело, слиться с тобой - сразу, не раздумывая ни секунды! Но ты жаждешь ласки и успокоения, и я покрываю твою шею тысячами поцелуев, пока не чувствую, как тепло, разливающееся по твоему телу, охватывает и меня… Ты снова чуть заметно вздыхаешь…
- Что, Драко?
- Останься…
Я поднимаю голову и слегка улыбаюсь.
- А ты как думал? Конечно, останусь!
Наконец и на твоем лице появляется легкая улыбка. Изящные пальцы расстегивают одну за другой пуговицы на моей рубашке. Я не могу больше ждать, ты так мучаешь меня! Я запускаю руки под твою пижаму и прижимаюсь к тебе всем телом… Легкий вскрик.
- Гарри, не так сильно…
Отталкивая твои дразнящие руки от груди, я почти вдавливаю тебя в кровать, игнорируя все мольбы. Вцепляюсь зубами в маленькое ушко, покусывая и посасывая его одновременно.
- Гарри…
Я шумно выдыхаю тебе в шею.
- Ты же хочешь, чтобы я помог тебе успокоиться? Я просто хочу быть ближе к тебе…
Мой язык медленно прорисовывает все синие жилочки на твоей шее, и ты чуть вздрагиваешь при каждом прикосновении. Я наблюдаю за тобой. Удивительно, как розовеет кожа на твоих щеках, словно ты все еще смущаешься нашей любви - после всех тех ночей, что мы провели вместе. Мне нравится это. Ты похож на маленького ребенка в моих руках. По-детски наивные глаза, которые утром снова станут мудрыми… и печальными. Я люблю растворяться в них во время наших занятий любовью - как моя плоть растворяется в твоем горячем и жаждущем теле.
- Ах.. - ты судорожно откидываешь голову на подушку, когда я касаюсь твоих сосков. - Гарри, пожалуйста…
Я знаю, что теперь уже ты хочешь, чтобы я поскорее прекратил сладостную пытку и овладел тобой. Но в глубине души мне всегда нравилось терзать тебя - нравилось просто до безумия. Нет, я не сделаю того, чего желаешь ты. Всё должно быть по-моему, мальчик. Только так. Твой правый сосок меж моих губ напряжен, когда я почти лениво засасываю его, вызывая протяжный и громкий стон из твоей груди. Тебе это нравится? А так? Я смыкаю зубы и знаю, что теперь ты стонешь не только от наслаждения, но и от боли. Ты почти плачешь, когда я быстрыми укусами покрываю твою грудь, оставляя многочисленные красные отметины. Мне нравится терзать твою нежную, бледную кожу, я обожаю ее сладкий абрикосовый вкус…
Не думая уже ни о чем, кроме необходимости слиться с тобой, я срываю с тебя пижаму. Ты отчаянно сопротивляешься, словно чувствуешь, что сегодня я еще больше полон боли, чем ты сам. Пальцы грубо скользят по подтянутому животу, задерживаются на бедрах, почти яростно впиваются в ягодицы…
- Гарри, нет! - вскрикиваешь ты, уже пугаясь моего напора, но я не позволяю тебе сдвинуться с места, вновь ложась сверху. Я чувствую, как ладони тонут в мягкой плоти, причиняя тебе новую боль. Горячие слезинки скатываются по твоим щекам, и вот уже прекрасное, столь любимое мной лицо сияет в лунном свете, залитое твоими страданиями… Как мне дороги эти мгновения! Ты мой - и в муках, и в удовольствии, - и я твой бог, дарящий тебе весь мир в вулкане эмоций.
- Ну пожалуйста… Гарри… остановись, Гарри… а-а… не-еет… - стонешь ты, захлебываясь в слезах, когда я сильно прикусываю кожу на шее, а потом почти по-животному слизываю соленые капельки с твоего лица. Я хочу впитать их в себя, как через несколько минут буду впитывать твое тело - до мельчайшей клеточки, до последнего кусочка.
- Драко…
Словно прислушиваясь к моему голосу, ты вдруг умолкаешь.
- Драко… - почти вкрадчиво. - Ты ведь не боишься меня, правда?
- Нет.. - вздыхаешь ты, борясь с дрожью в голосе и теле.
- Знаю… мы уже ничего не боимся, правда?
Я чувствую иронию в собственном голосе.
- Да… ничего…
Избавляясь от давно ставшей ненужной одежды, я знаю, что сейчас сотру из твоего сознания последние страхи - все кошмары и воспоминания. Пусть ненадолго, пусть даже лишь на мгновение - но я так хочу заполнить всё твое существование, не оставляя тебе возможности ни для каких посторонних мыслей и чувств. Потому что я живу так с тех пор, как впервые коснулся твоих губ. Потому что ты уничтожил во мне всё, чтобы возродить истерзанную душу на пустом месте, дать ей новую силу и дыхание.
Резко я развожу твои ноги в стороны, устраиваясь между ними. Тебя трясет, ты что-то говоришь полушепотом-полустоном. Какая разница? Теперь уже это не важно. Слегка приподняв тебя, я грубо вталкиваю в тебя свой член, и дикий крик прорезает тишину нашей спальни. О, как я ждал этого!
Погружаясь в твое тело, двигаясь с каждым разом все быстрее и быстрее, я слышу собственные судорожные стоны… ты обнимаешь меня и плачешь… горячая жидкость стекает по твоим бедрам, и я знаю, что это кровь… как странно, сейчас мысль о том, что я разрываю это маленькое хрупкое тело, просто невероятно возбуждает меня…

Нас обоих уничтожали день за днем. Уничтожали те, кто нас любил и ненавидел. Были ли они в состоянии понять, на какой ад обрекали двух детей, заставляя принимать ту или иную сторону в кошмарной войне, которая не была нужна никому из нас? на какие жертвы обрекали наши истерзанные души? Мы привыкли причинять боль. И мы привыкли ее принимать. Даже сейчас, когда всё было кончено, мы с Драко не можем перестать играть свои роли… Я знаю, что утром мой маленький мальчик снова превратится в едкого сноба, который каждым словом будет ранить меня в самое сердце. И я тоже приму это, потому что уже не умею жить иначе…

Но сейчас, когда я грубо беру тебя, Драко, я - твой хозяин. Ты подчиняешься моим движениям, впитываешь мое семя, ты боишься и хочешь меня…
Изящные пальцы вдруг впиваются мне в спину, ты выгибаешься и громко стонешь…. Я знал, что тебе это тоже понравится….
Нежный поцелуй.
Шепот.
Я люблю тебя…


P.S.

- Мы уже ничего не боимся, правда?
- Да… ничего…
- Ничего…
На самом деле это ложь.
Я всегда боюсь, что однажды проснусь и не найду тебя рядом. Я боюсь пустой и холодной постели, потому что она для меня - это и есть моя смерть. Я похоронен в тоске и тишине своих темных мыслей, когда тебя нет.

***

Мы делим нашу боль и рождаем в ней счастье. Возможно ли такое? Спросите у моих губ, покрывающих поцелуями его тело, спросите у моих рук, ласкающих каждый дюйм его кожи… Я с ним, я в нем… И иногда мне кажется, что больше уже ничего не нужно….


Категории: Гарри, Гарри поттер, Драко
Прoкoммeнтировaть
fsocial 17:29:03
Запись только для зарегистрированных пользователей.
fsocial 17:23:34
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Он пришел... (обрывки воспоминаний) fsocial 17:17:39
Автор: Эсси Эргана
Бета: Рене
Рейтинг: R
Пейринг: Гарри/Драко
Жанр: angst
Summary: История одной невозможной ночи...
Disclaimer: Да не надо мне ничего...



Подробнее…



Он пришел ко мне, когда у него ничего не осталось. Я знал, что так будет: его борьба была бессмысленна с самого начала, но мало кто осмеливался это признать. Что ни говори, а иногда противостояние оказывается более легким способом по сравнению с молчаливым принятием исхода. Он не выбирал простых путей - нет, конечно, выбор сделали за него. Мудрецы, друзья и преданные возлюбленные. Они считали, что у них есть право, а он никогда не умел возражать. Скажите ему, кто он- и он свернет горы, доказывая всему миру, что так оно и есть…

Он пришел ко мне как-то вечером. Просто постучал в дверь - и я открыл. В те дни мы давно перестали чему-либо удивляться. Я открыл - и он вошел, сел в кресло и посмотрел на меня. Словно ждал вопросов. Насмешек или ярости. Конечно, он имел право ожидать от меня именно этого.
Но он пришел - и мне не нужно было слов. Приходит время, когда мы не хотим ни слушать, ни говорить…

В его глазах не было больше ненависти. Это поразило меня до глубины души. После всего того, что случилось… я думал, никто не простит меня. Жизнь должна была превратиться в вечное искупление. Замаливание грехов перед теми, кого я… Но все же, он словно забыл об этом. Нет, конечно же, это было просто иллюзией. Он ничего не забывал, он разучился прощать. Просто он пришел, и в чьих-то глазах впервые за долгие месяцы я не увидел презрения и желания уничтожить меня. Это было странно. Это было непривычно и….

Мы не искали объяснений, нам не нужны были причины. И может, оно и к лучшему, что сейчас я не помню, почему вдруг он притянул меня к себе на колени и коснулся губ поцелуем. Было бы глупо рассуждать обо всем этом. Некоторые вещи происходят - и мы наслаждаемся их невероятностью и красотой, не задумываясь о том, что же движет нами….

Осторожно коснувшись рукой пряди его черных волос, я вдруг заметил, что мои пальцы дрожат. Интересно, с каких это пор я стал таким сентиментальным? А впрочем, чувства уже давно изменяли мне. Когда разрушилось все то, во что я верил, часть моей души словно исчезла, оставив лишь черную пропасть разочарования и боли. Мне безумно хотелось заполнить эту пустоту, озарить ее чем-то солнечным и ясным. Едва ли он знал, что способен подарить мне так много. Едва ли я тогда понимал, что он мне дает.
Он пришел - и это все, что имело значение…

Как безумно мне хотелось видеть в этом больше, чем просто отчаяние. Больше, чем усталость от тьмы, окутавшей нас. Больше, чем шаг назад перед безысходностью - в объятия того, кто еще недавно был врагом. Кто так и не стал другом. Но наверно, в глубине души я всегда знал, что мы с ним слишком разные. Что общего могло быть между нами? Он нашел ответ. Боль. И, покрывая поцелуями мои плечи, он словно прикасался к той боли, что жила в моем сердце, перемешивая ее со своей, даруя ей новую силу разрушения.
В те минуты мне казалось, что если он отпустит меня, я умру.
Возможно, так бы оно и было…

Прижимаясь к его груди, я почему-то думал о том, что если бы ничего этого не произошло, скорее всего, он тоже никогда бы не оказался здесь, у меня. В моих объятиях… его слезы на моих губах, его пальцы зарываются в мои волосы… его ресницы щекочут мои щеки… Но ему нужно было потерять всех, чтобы прийти ко мне. Жестокая ирония. Отдать все за минуту покоя. Но вот это был его выбор. Вопреки тем, кто думал, что имеет власть над ним…

Я скользил языком по его шее, наслаждаясь сладким вкусом кожи, жадно слушая его тихие, невнятные стоны. Дать ему все, что могу, не прося ничего взамен… как же мне хотелось это сделать… но разве он умел просто брать? Приложив палец к моим губам, он слегка улыбнулся и впервые заговорил:
- Подожди… лучше я сам… - И я вздрогнул, ощутив прикосновение мягких губ к ключице.
Нетерпеливо стянув с моих плеч рубашку, он чуть прикусил сосок, заставив меня вскрикнуть от неожиданного удовольствия.
- Я знал, что тебе понравится… Хочешь еще?
Я коротко кивнул, не в состоянии отвечать, когда его пальцы умелыми движениями выписывали круги у меня на пояснице.
- Хорошо… - горячий шепот обжег шею. - Знаешь… я сейчас ни во что не верю… ни в прошлое, ни в будущее… и… - руки скользнули под ремень брюк, заставив меня вздрогнуть. - И в настоящее я тоже не верю. Потому что этого не может быть. Ведь так?
Откинув голову назад и закрыв глаза, я молча наслаждался его ласками, лишь иногда тихо постанывая.
- Ответь мне, это так? - он требовательно заглянул в глаза, на мгновение, убрав руку от моих ягодиц, и в этот момент я понял, как отчаянно нуждаюсь в его прикосновениях. - Ничего нет, да?
- Да… - закусив губу, ответил я. Он с облегчением улыбнулся и кивнул…
Я не мог больше слышать его слов. Хватит правды. Я хотел утонуть в том, чего не было…

Впитывая аромат его кожи, я вспоминал те дни, когда дышал мертвым воздухом поместья. Почему я тогда не замечал призрачности окружавшего меня мира? Потребовалось столько времени, чтобы вновь ощутить себя настоящим - и пусть в его руках, согретый теплом его тела… Я был даже рад, что все именно так. Просто и невозможно. Мгновение, подарившее мне вечность…

Утопая в его страсти и безумии, растворяясь в его теле, я познавал этот мир заново. Единственный человек, который был способен удержать свет и тьму, поставив свое сердце, словно щит, между ними… Единственный человек, который видел и чувствовал больше, чем все мы, вместе взятые… Единственный человек, который… которого… Он сжимал меня в своих объятиях, и не нужно было больше ничего, кроме этого пламени, даровавшего мне новые крылья…

Когда он пришел, я знал, что завтрашний день обязательно наступит. И, конечно же, я знал, что днем все будет иначе, а потому ловил каждую секунду его нежности. Впервые в жизни я отчаянно цеплялся за ночь, ненавидя все лучики света, проникавшие сквозь тяжелые занавески.
Я боялся рассвета. Словно вампир, скрывался во мраке и безысходности этой ночи - и одновременно видел в ней невероятно яркое сияние, недоступное чужим глазам. Эта ночь была создана для нас - так я думал тогда. Но сейчас я думаю, что возможно, мы всегда жили ради этой единственной ночи…

Он пришел, чтобы в конце концов уйти. Никто из нас двоих в этом не сомневался. Надо ли объяснять, что в те дни мы не думали о будущем? Возможно, он думал. Но не в ту ночь. Не спрашивайте, я просто знаю. Я смотрел ему в глаза, касался его губ… Он пришел ко мне не для того, чтобы лгать. Он пришел, чтобы…

Отпустить, отпустить… Навсегда или на мгновение…

До сих пор я боюсь думать об этом. Словно рассуждения могут убить воспоминания, вырезать нежность из моего сердца, погасить свет в моей душе. Обрывки нитей, связавших нас лишь на одну ночь… Но порой большего и не надо…

Смахнув увядшие розы куда-то в сторону, я касаюсь рукой холодного камня.
Гарри, Гарри…
Я пришел к тебе…
Я пришел.


Категории: Гарри, Гарри поттер, Драко
Прoкoммeнтировaть
fsocial 17:15:15
Запись только для зарегистрированных пользователей.
fsocial 17:11:25
Запись только для зарегистрированных пользователей.
fsocial 17:09:06
Запись только для зарегистрированных пользователей.
fsocial 17:05:38
Запись только для зарегистрированных пользователей.
fsocial 17:01:14
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Фотография fsocial 16:57:37
Автор: taradiane
Переводчик: Эсси Эргана
Бета: Рене
Рейтинг: PG13
Пейринг: Гарри/Драко
Жанр: romance с задатками фетишизма
Summary: забавно, как такая маленькая вещица может перевернуть жизнь…
Disclaimer: Мне ничего не надо, все Роулинг.



Подробнее…Драко Малфой говорит, что он презирает всё, связанное с магглами. Он лжет. У него есть одна вещь - абсолютно маггловская, от начала и до конца, - с которой он не расстается. По размеру эта вещь не больше волшебной игральной карты, и она всегда с ним, в левом нагрудном кармане его белоснежной и безупречно выглаженной школьной рубашки. Драко наткнулся на свое сокровище волей случая и сразу же понял, что оно должно принадлежать ему.

Она лежала там, всеми забытая, среди других предметов. Но ни один из них не был таким. Не был его. Она сразу привлекла его внимание, резко выделяясь на фоне стола, так и приглашая подойти. И Драко сделал это. Убедившись, что никто на него не смотрит, он приблизился к библиотечной парте и нагнулся, чтобы лучше разглядеть.

Она действительно была не такой, как остальные. Она не двигалась. Маггловская фотография, недавно сделанная этим мальчишкой, Криви. Фотография Гарри Поттера.

Колин Криви обладал одним качеством, которое вызывало у Драко зависть вперемешку с восхищением: он умел делать неподвижные фотографии - неважно, маггловские или волшебные. И этот портрет не был исключением. Он был… будто наваждение. Едва лишь только Драко увидел его, как изображение навеки врезалось в его память. Совершенный портрет несовершенного юноши. И Драко украл фотографию.

~~~



На фотографии был только Мальчик-Который-Выжил. Голова слегка повернута вправо, а взгляд устремлен на какого-то неизвестного человека или предмет. Легкая улыбка играла на его губах, но глаза не улыбались. Драко провел долгие часы, размышляя, кому или чему она может быть адресована. Если бы он был откровенен до конца, то признал бы, что порой желал, чтобы Поттер улыбался ему. И когда Драко держал фотографию под нужным углом, казалось, что так оно и есть.

Слизеринец был одержим фотографией уже около двух дней, когда внезапно понял, что делало ее такой уникальной. На Гарри не было очков. Это же так очевидно, ну почему он не заметил этого раньше?! Драко не мог вспомнить, видел ли когда-нибудь Поттера без очков. На фотографии лицо гриффиндорца казалось в каком-то роде обнаженным, отсутствие очков придавало ему выражение хрупкой невинности и… близости. Если бы Драко был до конца откровенен хотя бы с самим собой, то признался бы, что именно это заставило его украсть фотографию.



~~~



Драко провел много бессонных ночей, разглядывая фотографию, которая не двигалась, но он этого казалась не менее живой. Каждая черточка тысячи раз была изучена и переизучена осторожными пальцами слизеринца. Неоднократно волшебная палочка безуспешно пыталась заставить фотографию двигаться, заставить Гарри увидеть Драко. Это никогда не срабатывало.



~~~



Блондин внимательно рассматривал лицо Гарри. Он узнал такие мелкие черты, которые едва ли замечали даже Рон и Гермиона за все долгие шесть лет их дружбы. Обращали ли они внимание на то, что пряди у него на макушке лежат ровно и зачесаны налево, в отличие ото всех остальных волос? Замечали ли, что кончики его черных ресниц почти светлые, и поэтому ресницы кажутся короче, чем на самом деле? Замечали ли они складку меж бровей, которой не было еще год назад? Замечали ли крошечные голубые пятнышки в зеленых омутах его глаз, складывающиеся в причудливый узор, похожий на ирис? Видели ли они того же самого Гарри, которого Драко видел на фотографии? Драко не верил в это. И это было правдой.



~~~



Если бы вы спросили Драко, почему он взял фотографию, он бы соврал и сказал, что понятия не имеет. Возможно, он бы даже не признался, что она у него есть. И уж конечно, он бы никогда не признал того чувства близости, которое завладевало им. Близости, которая приходит от столь досконального знания каждой черточки человека, когда ты можешь нарисовать его лицо с закрытыми глазами. От знания того, сколько ресниц у него на каждом веке…. или как изгибается его верхняя губа, когда он вот так улыбается… или что знаменитый шрам Гарри на самом деле состоит из сотен крошечных шрамов, слившихся воедино и образовавших этот безупречный зигзаг молнии.

Драко стал носить фотографию с собой повсюду после того, как однажды утром проснулся, сжимая ее в руке. Он быстро оделся и вместо того, чтобы тратить время на поиски тайника для фотографии, попросту сунул ее в карман рубашки. Когда тем же утром он увидел Гарри на уроке Зелий, то даже через ткань сразу ощутил прикосновение жесткой бумаги к груди. Это было ощущение секрета, а Драко любил секреты. С тех пор он всегда носил фотографию при себе. И вскоре Драко понял, что у него есть еще один секрет.



~~~



Если вы спросите Драко, когда начало меняться его мнение о Гарри Поттере, возможно, он и расскажет вам правду. Он скажет, что фотография стала для него бесценным сокровищем потому, что он отчаялся дотянуться до реального человека. Порой он ловил себя на том, что тихо бормочет что-то выцветающей фотографии, будто она была одним из семейных портретов, висевших в просторных залах Малфой Мэнор. Только Гарри не был мертв. Напротив, он был очень даже жив. И иногда Гарри находился в той же комнате, сидел за тяжелым дубовым столом, смотрел на Драко, а Драко мог только прижимать ладонь к карману рубашки, в котором хранился его самый большой секрет.

Это не означает, что Драко не может вспомнить точный момент, когда его чувства к Гарри изменились. Он может. Он расскажет, что это произошло, когда Гарри поймал его взгляд за завтраком. На губах гриффиндорца еще играла слабая улыбка - точно такая же, как на фотографии, и все еще адресованная кому-то еще. Но Драко никогда не расскажет вам, что десять минут спустя, его ладонь все еще была прижата к груди. Тогда он понял, что все изменилось.



~~~



В их последний день в школе, после окончания седьмого курса, Драко подошел к Гарри, стоявшему у озера. Гриффиндорец посмотрел на него и ничего не сказал, и тогда Драко вытащил из кармана вещь, которая никогда ему не принадлежала. Гарри взял ее у него из рук, провел пальцем по чуть свернувшимся и потертым краям. А потом поднял взгляд на слизеринца и улыбнулся. И на этот раз улыбка светилась и в его глазах тоже. Улыбка, адресованная Драко.

- Я думал, ты ее давно потерял, Драко.

- Ты… ты знал, что она у меня? Все это время? - блондин, казалось, даже не заметил, что Гарри назвал его по имени.

- Я видел, как ты взял ее в прошлом году, как раз после Хэллоуина. В библиотеке.

- Тогда почему ты ничего не сказал? Не потребовал ее обратно?

- Ну, я подумал, что ты бы не взял ее, не будь у тебя причины, Драко.

На этот раз слизеринец заметил.

- У меня была причина, Гарри. Я… просто я не понимал до тех пор, пока не стало слишком поздно, - Драко посмотрел на фотографию, лежавшую на раскрытой ладони гриффиндорца.

- Да уж, ты заставил меня долго ждать.

Драко поднял взгляд, исполненный чувства, больше всего походившего на надежду.

- Что ты сказал?

Гарри не ответил. Он просто взял Драко за руку и переплел его пальцы со своими.



~~~



Десять лет спустя, когда у Драко уже не было никакой нужды в этой несчастной фотографии, он по-прежнему хранил ее. Гарри иногда смеялся, находя ее в самых разных местах у них дома… как закладку в книге, которую читал Драко, или в кармане брюк блондина, или прислоненной к лампе на тумбочке Драко - так, будто там ей было самое место.

- Ты вообще собираешься избавиться от этой вещи?

- Нет.

- Но почему? Я на ней такой… мальчишка.

- Знаю.

Драко посмотрел на Гарри и решил не говорить вслух, что тот по-прежнему был похож на мальчишку. Он думал, что, даже постарев и поседев, Гарри все равно останется мальчишкой.

- Зачем ты хранишь ее?

- Затем.

Гарри перегнулся через Драко, чтобы поставить фотографию обратно на столик, и на секунду задержался, запечатлев легкий поцелуй в уголке рта возлюбленного.

- «Затем»? У тебя от меня секреты? - Гарри тихо хихикнул, зная, что у Драко полно своих тайн.

- Я люблю секреты.

- А я был твоим секретом? Знаешь, мне как бы немного не хватает… всей этой таинственности.

Гарри обнял Драко за талию, притягивая ближе, и стал покрывать осторожными поцелуями основание его шеи.

- Ну что ты, Гарри. Ты всегда был моим самым большим откровением!

Брюнет отпихнул его и посмотрел с легким удивлением, а потом расхохотался.

- Скотина ты все-таки!

Драко невинно усмехнулся:

- Ты сам спросил.


Категории: Гарри, Гарри поттер, Драко
Прoкoммeнтировaть
вторник, 29 января 2013 г.
Nezumi/Sion Timoteji 17:22:17
­­ Подробнее…­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­

Категории: No.6, Картинки
Прoкoммeнтировaть
All/Kuroko Timoteji 17:11:32
­­ Подробнее… ­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­

Категории: Kuroko no Basuke, Картинки
Прoкoммeнтировaть
Yuuki/Inga Timoteji 16:34:13
­­ ­­ Подробнее… ­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­

Категории: Un Go, Картинки, Инга, Юки
Прoкoммeнтировaть
суббота, 26 января 2013 г.
День рождения fsocial 13:04:25
Автор: Эсси Эргана
Фандом: Naruto
Пейринг: Итачи/Саске
Рейтинг: R
Жанр: romance
Самари: Саске исполняется восемь лет, и ему очень хочется, чтобы на дне рождения присутствовали все важные для него люди.
Дисклеймер: герои не мои, идея пейринга не моя, и вообще меня все это пугает, но чего не сделаешь для того, кого любишь!

Подробнее…
Что ни говори, а день рождения - праздник семейный. Все эти торты, свечи, шарики хороши только тогда, когда ты находишься в обществе родных людей, когда есть с кем разделить радость. Маленький Саске всегда грустил оттого, что у него было мало друзей, но семья ему досталась замечательная. Мама накрыла огромный стол и приготовила все, что он так любил. Отец пришел с работы не так поздно, как обычно, и они все вместе пили чай с клубничным тортом, играли, и ходили гулять у озера и запускали фейерверк. Саске знал, что в такой день принято дарить подарки родителям, но он был еще слишком мал, да и денег не имел, а посему чувствовал себя лишь немного смущенным, но не более того. В академии у него разве что на шее не висели, все эти девчонки со своими поздравлениями, но особой радости это ему не доставляло. То ли дело дома. С родителями. С братом. Впрочем, Итачи так и не пришел… Саске думал о нем, когда его обнимали мама и папа, думал, задувая свечи на торте, потому что боялся, что задуть сразу восемь свечей у него не получится, и надеялся, что брат встанет за спиной и поможет. Но брат был занят на какой-то секретной миссии, и даже говорить об этом запрещалось. Поэтому Саске старательно делал вид, что все хорошо. Да все и было хорошо. Просто рядом не было брата.

- Тебе самый большой кусочек? - подмигнула ему мама, разрезая торт, и Саске кивнул, подставляя тарелку.

Чай был горячим, улыбки родителей - настоящими и радостными, а за окном лучи заходящего солнца окрасили чернеющее небо в оранжевый цвет.



* * *



Спать все отправились совсем затемно, когда глаза слипались от усталости, и мама уже просто настояла, чтобы Саске шел в постель. Он сопротивлялся до последнего, но потом все-таки сдался, и вот теперь лежал в темноте, чувствуя, как вся радость прошедшего дня куда-то испаряется, и ей на смену приходит тоска. Глупая, отчаянная тоска, причин которой, в общем-то, и не было, просто…

Саске обнял подушку и всхлипнул. Ну почему? Почему даже сегодня брат не смог прийти? Он уже давно смирился с бесконечными отказами потренироваться вместе, смирился с тем, что они редко виделись и почти не имели возможности толком поговорить. Но сегодня… сегодня должен был быть особенный день. И хотя, конечно, все знали, что Итачи - член АНБУ и вечно пропадает на секретных заданиях, Саске так надеялся… Вот ведь дурак! Он разозлился сам на себя. Ничего нет глупее, чем желать невозможного. Лучше бы радовался тому, что имеет. У некоторых - например, вон у того идиота Узумаки из академии, - даже нет родителей, с которыми можно отпраздновать день рождения. А брат… брат придет, когда у него появится свободная минутка. Нужно гордиться таким братом, а не лить слезы оттого, что тот пропустил его день рождения…

- Ты еще не спишь? - нежный голос мамы.

Саске замер, попытавшись сделать вид, что еще как спит, но разве маму обманешь… Должно быть, она услышала его всхлипы. Подошла и села на край кровати, и обняла его за плечи.

- Что с тобой, Саске? - шепотом спросила она, притягивая его к себе на колени. - Что случилось с моим малышом?

И он не сдержался. Отчаянно всхлипнул и уткнулся ей в плечо.

- Ма-амаа….

Она, похоже, даже слегка испугалась.

- Саске? Ну что такое? Что случилось? - взяла его за подбородок, попытавшись заглянуть в глаза, но он дернул головой и высвободился.

- Ну… просто. Мама. - внезапно он стал серьезным и вытер слезы маленьким кулачком. - Прости меня. Я…

Она улыбнулась, так ласково и понимающе. Мама всегда все знала, но предпочитала делать вид, что это не так.

- Наверно, ты очень устал, да? Сначала тяжелый день в академии, а теперь мы еще и засиделись допоздна. Нужно было раньше отправить тебя спать.

Саске серьезно покачал головой. Никуда бы он не пошел. Он ждал брата - специально веселился, разговаривал с родителями обо всякой ерунде, стараясь подольше протянуть время. Надеясь, что он придет. Ждал до последнего, но…

- Давай-ка я укрою тебя одеялом, и ты будешь сладко спать. Да, Саске? - мама поцеловала его, укладывая на подушки, и убрала со лба непослушную прядь черных волос.

- Да, мама, - едва слышно пробормотал он в ответ, чувствуя себя маленьким и глупым.

- Вот и хорошо. А теперь спи. Спокойной ночи.

- Спокойной ночи, мама, - отозвался он, снова утыкаясь во влажную ткань подушки. От нежных маминых рук пахло медом и ромашками. Руки брата были жесткими, хотя и не менее изящными. Но Саске хотел, чтобы именно эти сильные руки сегодня укладывали его спать… как тогда, лет пять назад, когда он был совсем еще крохой, и брат забирался к нему в постель и гладил по волосам, отгоняя страшные сны. Рядом с братом Саске всегда чувствовал себя таким защищенным… Брат был самым надежным и близким человеком в целом мире. И вот теперь этот человек удалялся от него с каждым днем все больше и больше, и Саске чувствовал, что остается один, маленький, слабый и никчемный.

Ну почему?... почему?..

Но ответа не было, да и не могло быть. Просто так должно было случиться. У брата своя жизнь и свои дела. И несмотря на то, что отец так борется за то, чтобы Итачи оставался частью клана, брат прежде всего член АНБУ. Он подчиняется только Хокаге-саме, у него полно тайн, о которых никто и никогда не узнает. Возможно, если Саске будет очень стараться, однажды ему тоже предложат вступить в АНБУ, и тогда у них с братом опять появится что-то общее… может, их даже будут посылать на одни задания, и вот тогда Саске покажет брату, сколь многому он сумел научиться самостоятельно. И брат будет гордиться им.

Когда-нибудь…



* * *



Шаги босых ног были достаточно осторожными и тихими, чтобы никого не разбудить. Но Саске ждал их, ждал уже третий час, завернувшись в одеяло и сидя на полу рядом с дверью - незаметный и маленький в темноте. На улице было ветрено, и тяжелые длинные ветки дерева бились о стекло, заставляя мальчика вздрагивать. Дом Учиха был огромным, Бог знает, что за монстр выскочит из тени…. Но Саске мужественно боролся со страхом, потому что лежать в постели и пытаться заснуть было еще невыносимее. Лучше уж так, лучше ждать…

И он дождался. Длинная тень скользнула по полу, тьму прорезала полоска света и тут же исчезла: брат зашел в свою комнату и закрыл за собой дверь. Он всегда приходил так с миссий - ночью, тихо, стараясь не потревожить родителей, брата и слуг - приходил и закрывался в своей комнате. Должно быть, он очень уставал и нуждался в отдыхе.

Саске не хотел сейчас беспокоить его. Нет, нет, конечно. Но… хотя бы увидеть, краешком глаза. Убедиться, что брат здесь, и хотя и не пришел и не обнял его в день рождения, он непременно сделает это завтра, возможно, еще до завтрака, и все будет хорошо. Да. На цыпочках Саске подошел к двери и, молясь про себя, чтобы она не скрипнула, легко толкнул. Как же повезло, что она была не заперта! Саске заглянул в щель и тут же увидел брата. Итачи стоял к нему спиной, наполовину раздетый. Гладкие волосы были развязаны и рассыпались по бледной коже черным водопадом. Саске даже закусил губу, борясь с желанием дотронуться до них пальцами, ощутить их мягкость, вдохнуть терпкий аромат… Брат являл собой почти полное совершенство. Лучший шиноби Конохи был потрясающе красив, и Саске с тех пор, как помнил себя, мечтал походить на него.

Почему, ну почему его волосы вечно торчали непонятно как, почему ему не достались красивые черные пряди, как у Итачи? Почему у него такой пухлый детский ротик, а не изящные тонкие губы, изгибающиеся в насмешливой улыбке? Саске до боли впился ногтями в дверь, наблюдая, как брат, повернувшись к нему вполоборота, слегка потянулся, пытаясь расслабить затекшие мышцы. Слишком гладкая кожа, Итачи так непохож на отца, сильного и мужественного - и в то же время, брат фантастически притягателен, от него словно дурманом веет, каждый раз, когда он просто заходит домой и вот так проходит по коридору, легко и едва слышно, и хочется просто приблизиться и провести рукой по подтянутому животу и… и… Саске не знал, чего ему хочется, и уж тем более, понятия не имел, как выразить это словами. Но, сколько бы раз он ни стоял вот так, наблюдая за братом, он никогда не осмеливался открыть дверь шире и войти. Нет. Зачем? Ему просто нужно было убедиться, что брат дома, увидеть его, а потом… потом отправиться спать.

Да.

Спать…

Итачи сел на кровать лицом к двери и потянулся за какой-то книгой, стоявшей на полке. Бледная кожа натянулась на груди, и Саске почувствовал, что отчаянно краснеет, не в силах отвести взгляда от небольшого розового соска… Что же такое происходит… Он чуть не всхлипнул от отчаяния, не понимая собственных эмоций, борясь с желаниями, о которых ничего не знал и которым уже почти не мог сопротивляться…

Вот сейчас брат устроится на кровати с книгой, вытянув длинные ноги, и будет перелистывать страницы кончиком пальца - такое простое и одновременно изящное движение - Саске видел это уже много раз, и он точно знал, что произойдет спустя пару минут, но обнаженная грудь брата явно не способствовала тому, чтобы он мог спокойно наблюдать за ним…

Тяжело вздохнув, Саске усилием воли заставил себя сделать шаг назад и отвести взгляд. Если он и дальше будет стоять здесь, брат может его заметить, и как тогда объяснить? Нет, хватит. Всё. И он медленно побрел по коридору, стараясь быть незаметным и неслышным.

В комнате было темно и холодно. Саске поспешно закрыл окно, и тут же забился в постель, пытаясь согреться. И зачем только он пошел туда? Насмотрелся, чего не надо, расстроился… Он вздохнул и свернулся клубочком. Плакать не хотелось, нет, хотелось чего-то… чего-то… Саске вдруг всхлипнул, сильнее сжал бедра, а потом зачем-то чуть повернулся и потерся пахом о матрас - и едва сдержал довольный стон. Как же приятно-то! Он удивленно распахнул глаза. Сердце бешено стучало, а в голове вновь и вновь всплывала картинка: брат с черными волосами, рассыпавшимися по спине… нежный, такой манящий - манящий? - розовый сосок, к которому хочется… Саске облизал губы и, перевернувшись на живот, толкнул бедрами в матрас. По телу пробежали мурашки: такое сладкое чувство захлестнуло его. И почему никто никогда не рассказывал, что может быть так приятно? Не зная, что еще делать, Саске попробовал толкнуть бедрами снова и снова, ощущая, как дрожь охватывает все тело, а потом вдруг, подчиняясь желанию, зачем-то скользнул рукой в пижамные штаны и, обхватив член, несколько раз неумело двинул по нему рукой…

Хорошо, что он успел уткнуться лицом в подушку. Иначе бы мама точно прибежала на громкий вскрик.

Саске лежал, не в силах пошевельнуться. На лбу застыли капельки пота, а еще что-то вязкое стекало по пальцам руки, которую он так и не вытащил из штанов. Саске понятия не имел, что это было, лишь бы не кровь, да и то неважно - главное, ему еще никогда не было так хорошо. Интересно, а брат о таком знает? Если бы показать ему… Он отчаянно покраснел, мысленно нарисовав себе картину. Нет, нет, нет! Почему-то в нем прочно обосновалась уверенность, что он сделал что-то неприличное, иначе с чего бы он так стеснялся своих ощущений? А может, все дело было в том, что он думал о брате, прежде чем…

Но впрочем, какая разница? Саске едва заметно улыбнулся. Об этом никто не узнает. Никто и никогда.

Только вот почему так сильно клонило в сон? А он-то думал, что совсем расхотел спать, когда брел по темному коридору обратно в свою комнату. Надо же… веки словно свинцом налились, и Саске совершенно не хотел бороться с охватившей тело истомой, наоборот, он мечтал раствориться в этом ощущении… погрузиться в сладкую дремоту, вспоминая… представляя… Это был хороший день. Замечательный.



* * *



Он проснулся, чувствуя, что щеку холодит легкий ветерок. Странно, а ему казалось, что он закрыл с вечера окно. Саске чуть приоткрыл один глаз и тут же снова зажмурился: занавески были отдернуты, и яркий солнечный свет заливал всю комнату. «Ну вот кому понадобилось?!» - разозлился он, и уже хотел накрыться одеялом с головой, когда почувствовал чей-то вес на своей постели. Саске нахмурился и резко повернулся, намереваясь выяснить, кто это донимает его в такую рань… и увидел брата.

Итачи смотрел на него спокойно и почти с интересом. Разглядывал? И что же он мог… Внезапно Саске вспомнил, что произошло прошлой ночью, и густо покраснел. Слава Богу, он был по самую шею закутан в одеяло, а не то брат бы наверняка заметил пятно на пижаме, чем бы там ни была эта жидкость. Саске покраснел еще сильнее и отвел взгляд.

- Что такое, Саске? - узкая ладонь брата неожиданно коснулась лба и отвела прядь спутавшихся волос за ухо. - Ты какой-то испуганный, тебе снился плохой сон?

Он покачал головой, не в силах ничего сказать. И почему перед глазами упрямо стоит та картинка из вчерашнего вечера? Почему так хочется стянуть с брата рубашку и прижаться щекой к бледной коже у него на груди? Ему было невыносимо стыдно.

- Я вчера пришел слишком поздно, - продолжил Итачи, не дожидаясь ответа. - Прости. Прости, что меня не было на твоем дне рождения.

Лицо Саске просветлело, он заулыбался и поднял восторженный взгляд на брата.

- Я скучал, но это ничего! - заявил он, тут же позабыв про все свои мысли и сомнения. - Ты был занят, ты был на важной миссии, да?

Итачи чуть нахмурился.

- Саске…

- Да, да, я знаю, - отмахнулся тот, откинув одеяло, и протянул руки к брату, обнимая его за шею. - Я не буду спрашивать. Раз тебя не было, значит, ты не мог прийти.

- Не мог, - кивнул Итачи, притягивая его к себе на колени. Саске едва не охнул, вспомнив про пижаму, но, бросив быстрый взгляд на штаны, с облегчением обнаружил, что на них все-таки нет никаких пятен. - Праздник был хороший?

- Хороший, - прошептал Саске, повинуясь какому-то непонятному желанию и пряча голову у него на груди. Так близко… он слышал, как бьется его сердце, чувствовал тепло кожи… - Просто, без тебя.

Итачи провел рукой по его волосам.

- Мне правда жаль. Чем я могу тебя порадовать? Чего бы ты хотел?

Чего бы хотел? О… больше всего Саске хотел сейчас слизнуть крошечную капельку воды, застывшую на ключице брата - видимо, тот был только что из душа. Но не то, что сказать - даже подумать об этом было стыдно. Он судорожно вздохнул и чуть отодвинулся.

- Погуляй со мной как-нибудь, - сказал он, потому что хотел и этого тоже, да ведь и надо же было что-то сказать.

- Конечно. Ты сегодня такой… забавный, - вдруг усмехнулся брат, обнял его за плечи и легко поцеловал в лоб.

Саске едва не задохнулся от ощущения его губ на своей коже. Вцепился пальцами в простыни, не желая признаваться, что весь дрожит внутри. Что произошло со вчерашнего вечера? Почему?! А губы Итачи были нежными и прохладными, и Саске отчего-то подумал, что если вот сейчас он коснется их своими горячими, чуть шершавыми со сна губами, брат посмеется над его неуклюжестью и неопытностью. Что за глупые мысли. Что за неправильные желания…

-Я не забавный, - проворчал он, пытаясь скрыть отчаяние.

- Забавный, - ткнул его пальцем в лоб Итачи. - И уже совсем взрослый. Восемь лет - почти мужчина.

- Да. Почти. - Саске опустил взгляд. - Только все равно не такой…

- Не такой? - приподнял бровь Итачи.

- Как ты. Ты… такой красивый, - прошептал Саске, смущаясь и отворачиваясь. - Я не могу стать таким.

Брат ничего не ответил, и Саске почувствовал, что ему становится совсем грустно. Нет, не то, чтобы он ожидал, что с ним поспорят или успокоят, но все-таки было бы так приятно услышать от брата, что и он тоже, тоже…

- Ты тоже красивый, - горячий шепот около самого уха, длинные, изящные пальцы вдруг очутились на подбородке, и темные глаза с длинными ресницами - близко, очень близко, и Саске не понял, что произошло, когда губы, на которые он так долго смотрел, о которых почти мечтал, вдруг на мгновение коснулись его губ - коснулись, и застыли в миллиметре от них, чтобы потом снова прижаться, легко и властно одновременно. Саске забыл, что нужно дышать, и в груди болезненно сжалось от недостатка кислорода, а он только тихо простонал что-то невнятное, схватившись за рубашку брата и пытаясь еще сильнее придвинуться к нему. Он губами ощутил улыбку Итачи, и сердце забилось еще быстрее - все это было слишком странно, и он боялся, но будто просил еще одно мгновение, еще пару секунд - чтобы запечатлеть в памяти непонятное и сладостное чувство, которое потом уже никогда не сможет забыть…

Руки Итачи скользнули по спине и тут же отпустили.

Саске закрыл глаза. Повисла неловкая пауза. Нужно было срочно что-то сказать, что-нибудь, пока брат не ушел, пока не посмеялся над его реакцией на этот поцелуй. Поцелуй?

- Вкусный… - пробормотал Саске первое, что пришло в голову, и тут же услышал короткий смех. Черт, какой же идиот!

Итачи встал с кровати и легко потрепал его по волосам.

- У тебя на губах клубника со вчерашнего торта, - весело сообщил он. - Так что ты явно вкуснее меня.

Саске поднял на него робкий взгляд.

- Правда? - искренне спросил он, чувствуя себя невероятно глупым.

Итачи чуть улыбнулся.

- Правда. Мне пора на работу.

Он повернулся и направился к двери, и Саске очень хотелось сейчас окликнуть его, кинуться следом, повиснуть на шее и потребовать пойти гулять немедленно, а лучше всего еще и сидеть у брата на руках всю прогулку, прижавшись щекой к его плечу. Раньше эти желания никогда не вызывали у него чувства стыда. Но…

Но…

- Ах да, Саске, - Итачи повернулся уже почти в дверях и посмотрел на него непривычно теплым взглядом.

- Да?

- С днем рождения.



* * *
Что ни говори, а день рождения - праздник семейный. Все эти торты, свечи, шарики хороши только тогда, когда ты находишься в обществе родных людей, когда есть с кем разделить радость. Маленький Саске всегда грустил оттого, что у него было мало друзей, но семья ему досталась замечательная. Самая лучшая.


Категории: Наруто, Саске, Итачи, Фанфик
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
fsocial 13:00:36
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Ненависть fsocial 12:57:33
Автор: GvenGlaive
Фандом: Naruto
Пейринг: Саске/Наруто
Рейтинг: PG13
Жанр: romance, humour
Самари: Взгляд со стороны
Дисклеймер: Мир и персонажи Кишимото-сенсея принадлежат Кишимото-сенсею.



Подробнее…
Эти двое определенно ненавидели друг друга.

Во всяком случае, именно это было первым, что подумала Акико, когда увидела вызвавшихся сопровождать их шиноби деревни скрытого Листа. Два симпатичных парня примерно того же возраста, что и Темари-сенсей, один светловолосый, другой темноволосый, всю дорогу ссорились и говорили друг другу разнообразные гадости. Акико искренне не понимала, как так можно. Да, ей самой тоже не очень нравились ее собственные товарищи по команде, но Темари-сенсей всегда очень злилась, если они начинали драться или даже просто дразнились… а когда Темари-сенсей злится - это по-настоящему страшно… Так что и Акико, и Кента с Куро очень быстро научились вести себя друг с другом вежливо и спокойно, хотя друзьями так и не стали. Темари-сенсей все равно была чем-то недовольна, но больше хотя бы не ругалась и веером не грозилась… особенно почему-то после того, как на экзаменах на звание чуунина, проходивших в Конохе, Кента спас Куро от одного странного ниндзя деревни Звука. Так что на данный момент причина для недовольства у Темари-сенсей была только одна: ни один из ее подопечных экзамен так и не сдал. Хотя они все очень старались! А лично Акико даже похвалил один из экзаменаторов, странный дядя с собранными в смешно торчащий высокий хвост волосами… с ним еще потом о чем-то громко спорила Темари-сенсей и чуть не побила веером, а странный дядя при этом оставался абсолютно спокоен…

Жители Конохи вообще показались Акико странными. Очень шумными и эмоциональными…

А самыми шумными из них наверняка были именно эти двое. Как сказала Темари-сенсей, им нужно было передать что-то Казекаге-сама, поэтому они все вместе отправились в деревню Песка.

И вот уже третий день, как команда Темари-сенсей наблюдала постоянные ссоры этой парочки. А иногда даже и драки.

Светловолосый парень, всегда очень широко улыбавшийся, постоянно цеплялся к своему напарнику по поводу и без. То предлагал побежать наперегонки, то вызывал на поединок, то вспоминал каких-то странных людей и связанные с ними странные истории. То ехидно комментировал выражение его лица, называя холодной рыбой. Темноволосый в ответ либо просто молчал, либо, когда все это становилось сложно игнорировать, отвешивал напарнику тяжелый подзатыльник, после чего светловолосый всякий раз начинал очень громко орать и возмущаться. А во время стоянок темноволосый постоянно отбирал у напарника еду. За что тот пару раз спихнул его с дороги в речку… что брюнет оба раза проигнорировал, преспокойно продолжив путь по поверхности воды.

Когда на их небольшую процессию внезапно напали, причем, судя по всему, ниндзя из деревни Звука, один из которых как раз чуть не убил Куро на экзамене, оба шиноби Конохи расправились с ними буквально мгновенно, ни Темари-сенсей, ни ее команда просто не успели ничего сделать. Листовики действовали очень слаженно, не советуясь, не переглядываясь, словно были продолжением друг друга… а когда схватка закончилась и бесчувственные тела усеяли дорогу, снова вернулись к прерванному спору.

Эти вроде бы взрослые люди вели себя точно так же, как Кента и Куро, когда их не видела Темари-сенсей - и это не могло не удивлять Акико.

Сегодня утром, когда они все выходили из гостиницы, в которой останавливались на ночь, темноволосый, раздраженно встряхивая почему-то мокрыми волосами, почти прорычал, мрачно, с угрозой глядя на напарника:

- Ублюдок, только посмей еще хоть раз выплеснуть на меня кувшин с водой, пока я сплю!

Светловолосый лишь широко и очень довольно улыбнулся в ответ и с откровенной насмешкой протянул, чуть прищурившись:

- Ох, как страшно, сейчас упаду в обморок от суеверного ужаса…

Темноволосый зарычал громче, стремительно шагнул к напарнику, схватил его за воротник и резко притянул к своему лицу. А светловолосый почему-то замолчал. Надолго. Акико, которой был виден только затылок брюнета, так и не поняла, что произошло, но когда листовики разошлись наконец по сторонам, щеки светловолосого отчего-то были ярко-красными и он что-то недовольно бормотал, бросая на спутника яростные взгляды, которые тот царственно игнорировал.

В общем, Акико совершенно не понимала, почему эти двое ведут себя так, хотя в Конохе она слышала, как их называли друзьями. И это запутало ее только больше.

Но когда она наконец решилась спросить их самих, почему они так друг друга ненавидят, оба шиноби только изумленно переглянулись и ничего не ответили.

А Темари-сенсей потом, когда они отошли чуть вперед, потрепала Акико по волосам и негромко произнесла, едва заметно улыбаясь:

- Вырастешь - поймешь.



Категории: Наруто, Саске, Саске и Наруто, Фанфик
Прoкoммeнтировaть
fsocial 12:54:08
Запись только для зарегистрированных пользователей.
пятница, 25 января 2013 г.
Соо в друзья. fsocial 15:17:41
­­

Категории: Kuroko no Basket
Прoкoммeнтировaть
Итачи fsocial 15:16:42
­­

Категории: Картинки, Наруто, Итачи
комментировать 5 комментариев | Прoкoммeнтировaть
Gin Tama fsocial 15:14:51
­­

Категории: Gin Tama
Прoкoммeнтировaть
Cross Fight Bedaman fsocial 15:13:05
­­

Категории: Cross Fight Bedaman
Прoкoммeнтировaть
 


Сборник самых лучших фанфиков по ЯоюПерейти на страницу: 1 | 2 | 3 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
Девочка пожила в Америке, говорит, ...
пройди тесты:
Оплата
читай в дневниках:
Муку Ничего особенного я не рисую.
Муку. /зевнул и отложил карандаши...
БЛЯ Я ТАК И НЕ ЗАСНУЛ С ЭТОЙ НОЧИ

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх